Статья Власенко "Безобразная красота"

статьи, литература, видеосеминары, вебинары, публичные лекции - современные и раритетные - О СОБАКАХ, О ДРЕССИРОВКЕ, О ПСИХОЛОГИИ ЖИВОТНЫХ, О КИНОЛОГАХ СССР, и, конечно, есть и про сельхозживность.

Модератор: Джэнард

Статья Власенко "Безобразная красота"

Сообщение Карагез » Пт янв 26, 2018 7:52 am

https://viadellaseta.jimdo.com/статьи/александр-власенко-об-уродстве-безобразной-красоты/читать/. С картинками очень наглядно!
ОБ УРОДСТВЕ БЕЗОБРАЗНОЙ КРАСОТЫ

«Это смешное уродство, эта некая странная
безобразная красота и красивое безобразие»
Бернар Клервоский


Немного найдётся пород собак, имеющих настолько утрированную внешность, насколько она доведена до абсурда у современной немецкой овчарки «высокого разведения» (с полным на то основанием называемого в просторечье выставочным и шоу-разведением). Умолчим о слабой совместимости «картинно красивых» экстерьерных форм с рабочими качествами, ограничим тему лишь одним: что эти формы представляют собой при взгляде изнутри (в буквальном смысле изнутри, с позиции морфологии, при рентгенографии и препарировании) и какими бедами оборачиваются для здоровья собак, ставших жертвой извращённого вкуса экспертов и заводчиков.
Критерии оценки экстерьера немецкой овчарки давно уже не совпадают с требованиями стандарта, и только в преломлённом или лукавом сознании может возникнуть мысль, что плоскогрудое, горбатое существо с походкой Пиноккио и цепляющимися друг за друга пятками есть воплощение мечты создателя породы М. ф. Штефаница. Но, положа руку на сердце, следует признать, что и стандарт, даже в самой первой его редакции, имел серьёзные изъяны, позволившие эстетам, к сожалению, трактовать его содержание на самые разные вкусы и лады, вплоть до страстного оправдания надуманных преимуществ моды дня сегодняшнего.
Итак, давайте посмотрим, что фанаты «высокого разведения» ценят в немецкой овчарке, и какие стати экстерьера - от ушей до хвоста - изо всех сил культивируют в породе. Вот с ушей и начнём.
Хотя стандартом предусматриваются уши среднего размера, фактически они крупные. Причём, поставленные не только прямо, но и высоко, и тесно. Красиво? Ну, может быть. А если заглянуть внутрь?
Наружное ухо собаки неспроста имеет сложную архитектуру. Природная морфологическая норма, свойственная, например, волку и лайкообразным собакам, подразумевает наличие механизма перекрывания и самоочищения наружного слухового прохода. Последний состоит из двух частей - горизонтальной и вертикальной, - соединённых под углом, близким к прямому. В месте перехода одной части в другую имеется округлая ямка. Горизонтальная часть слухового прохода образована тремя кольцевидными хрящами, способными вдвигаться друг в друга наподобие звеньев телескопического устройства. Первый хрящ, идущий от барабанного пузыря, пока он не минерализован (т.е. у молодой собаки, а к старости минерализуется у всех собак), может плотно сомкнуть свои стенки, вдвигаясь в вышележащее звено, одновременно выталкивая из него избытки ушной серы и попавшую извне воду или грязь. Это происходит при специфическом развороте ушной раковины в сторону, назад и вниз, что каждый наблюдал у плывущей или отряхивающейся от воды собаки. Тогда же второй хрящ не только вдвигается внутрь повернувшегося назад третьего звена, но и упирается своим краем в его стенку, также замыкая слуховой проход. Третье звено замыкается особым структурным компонентом – М-образным хрящевым выступом, находящимся на складке у основания раковины, - опускающимся, как занавес, на границе горизонтальной части слухового прохода. Кроме того, поворот опущенной ушной раковины назад приводит к примыканию ко дну округлой ямки и движению по нему - изнутри кнаружи - другого выступа, расположенного напротив ямки и соответствующего своей формой её кривизне (и кривизне примыкающего в этот момент к краю ямки М-образного выступа). Он исполняет роль скребка, выталкивающего ненужное содержимое к краю раковины. Таким образом, специфическое движение наружного уха собаки вкупе со встряхиванием приводит к очищению слухового прохода от загрязнения. Но и это ещё не всё. Продолжение поворота ушной раковины назад, сопровождающееся складыванием верхнего её края («лодочки»), дополнительно закрывает вход в наружное ухо, поскольку косо расположенные складки плотно и на большой площади соприкасаются друг с другом, создавая дополнительную защиту от попадания воды.

Исследование строения наружного уха немецких овчарок «высокого разведения» показало, что у всех них (исключений мы не встречали) угол между вертикальной и горизонтальной частями слухового прохода избыточно велик (горизонтальная часть слишком вертикально расположена), отчего ямка на их границе не выполняет роли «пылевлагосборника». А вышеперечисленные структурные компоненты (кольцеобразные хрящи, выступы и складки) недостаточно соответствуют друг другу и при моделировании защитно-очищающего движения не справляются с функциями надёжного перекрывания от попадания внутрь прохода и удаления из него жидкости и грязи: при любой позиции наружного уха проход остаётся в той или иной степени открытым. Более того, в некоторых случаях, из-за неплотного примыкания М-образного хряща к краю ямки, часть скопившегося в ней содержимого может направляться при указанном движении не наружу, а в сторону барабанной перепонки. Отсюда становится понятным, отчего у современных немецких овчарок такой высокий процент заболеваемости отитами и по какой причине их уши приобрели у нас имя «пепельниц».
Итого, стремление к красивому – высокому и тесному – поставу ушей вступает в противоречие с интересами сохранения здоровья немецкой овчарки.



А-А - телескопически (или тубусно) входящие друг в друга хрящи горизонтальной части наружного слухового прохода;
В - М-образный выступ, выполняющий роль занавеса;
С - ямка на границе между горизонтальной и вертикальной частями наружного слухового прохода;
D - участки "лодочки", участвующие в образовании складок;
Е - хрящевый выступ, выполняющий роль "скребка".


Согласно стандарту, от ушей до корня хвоста немецкой овчарки должна плавно течь линия верха, обретшая к настоящему времени у «шоу»-собак, мягко говоря, довольно странные очертания. Давайте, рассмотрим данную картину несколько внимательнее, чем это делают судьи на выставках.
Холки, в строгом понимании значения этого термина, пришедшего из иппологии, у собаки нет вообще. Холка лошади имеет в своей основе остистые отростки грудных позвонков, покрытые мышцами - разгибателями спины. Длина отростков увеличивается от первого к пятому позвонку, а затем уменьшается. При этом оконечности лопаток у лошади в образовании холки участия не принимают, поскольку верхний край лопатки этого животного проецируется на точку перехода шеи в холку и находится ниже окончания остистых отростков тех позвонков, на уровне которых лежит. У собаки же длина остистых отростков грудных позвонков постепенно уменьшается спереди назад (хотя в ряде случаев первый позвонок имеет чуть более короткий остистый отросток, чем второй), а верхние оконечности лопаток находятся почти вровень или явно выше (в некоторых породах – значительно выше) концов остистых отростков. Поэтому в кинологии холкой называют лишь примерно соответствующую лошадиной холке область, а конкретной анатомической привязки она не имеет. Если задней границей холки считать окончание трапециевидной мышцы, тогда холка у всех собак простирается до десятого грудного позвонка, т.е. занимает почти всё пространство до переслежины (области диафрагмального позвонка). У собак с высоко расположенными верхними оконечностями лопаток, относительно длинными задними ногами и сильно наклонённой вперёд грудной клеткой (например, в породах мощных и крупных пастушьих собак) мы видим наиболее выраженную холку – впечатление усугубляется за счёт противоположного наклона линий, визуально образующих верх (идущих перед диафрагмальным позвонком и после него). При взгляде на немецких овчарок «рабочего разведения», ещё сохраняющих нормальные пропорции сложения, холка не так заметна, как в предыдущем случае, поскольку эти овчарки, как правило, имеют уже не настолько длинные (и к тому же с сильно выраженными углами сочленений) задние конечности и отставленный их постав, из-за чего вся линия верха более или менее горизонтальна или слегка поката; к тому же верхние оконечности лопаток у овчарок лишь немного приподняты над линией остистых отростков. Тем не менее, холка у «рабочих» овчарок визуально определяется без каких-либо затруднений. Но совсем не то у их собратьев из «шоу-линий»! Хотя эксперты почти в каждом описании выставочной «звезды» и отмечают наличие высокой холки, однако обнаружение таковой возможно разве что в их богатом воображении. По крайней мере, просто указать пальцем, где эта холка заканчивается и где она хоть чуточку выделяется над уровнем спины, высокочтимые эксперты точно так же не в состоянии, как и мы, грешные.

Скелетная основа холки лошади

Расположение лопатки у собаки

Пример высокого расположения верхних оконечностей лопаток относительно остистых отростков позвоночника(Хортая борзая)
Отчего вдруг исчезла холка у немецких овчарок «высокого разведения»? Ответ на этот вопрос лежит на поверхности и понятен любому человеку, впервые увидевшему плоды «высокого разведения». Непредвзятое народное мнение подтверждается препарированием: эти собаки попросту горбатые! У очень многих из них обнаруживается самый натуральный кифоз грудного и поясничного отделов позвоночника, отчего верхушки остистых отростков и располагаются на одной дугообразной линии. Если у нормальной собаки оба этих отдела гибки и способны к переразгибанию (гиперэкстензии, или обратной флексии), что необходимо для быстрого бега галопом и высоких прыжков, то у «шоу-овчарок» более или менее достаточная подвижность зачастую сохраняется только в грудо-поясничном и пояснично-крестцовом сочленениях. Остистые отростки грудных позвонков (как правило, с девятого и дальше) расположены у них настолько близко друг к другу, что при попытке моделировать переразгибание немедленно упираются друг в друга. То есть контакт между соседними позвонками осуществляется не на уровне суставных фасеток, а гораздо выше - именно между остистыми отростками, вследствие чего фиброзные кольца межпозвонковых дисков избыточно растягиваются с вентральной (нижней) стороны, и в результате такого хронического их травмирования наличие спондилёзов является, можно сказать, уже обычной нормой для представителей «шоу-линий». Аналогичная картина наблюдается и в поясничном отделе: обратная флексия невозможна из-за того, что не суставные, как положено от природы, а остистые отростки поясничных позвонков на уровне своих оснований входят в контакт друг с другом, и здесь по точно такой же причине, что и в грудном отделе, межпозвонковые диски испытывают нефизиологичные нагрузки, приводящие к развитию спондилёзов. Однако в грудном отделе позвоночника у овчарок «высокого разведения» мы неоднократно наблюдали и вариант прогрессирования аномалии: полное срастание диафрагмального позвонка с соседними, десятым и двенадцатым. Образование неподвижной жёсткой конструкции близ места наибольшей статодинамической обременённости носит очевидный адаптивный характер к неправильно распределяемой механической нагрузке, что, как будет показано ниже, обусловлено «конструктивными» дефектами модели экстерьера, культивирующейся в «шоу-линиях». Но только этим аномалии позвоночника у представителей «шоу-линий» не исчерпываются.

Кифоз у немецкой овчарки "высокого разведения". Типичная картина.

Норма строения поясничных позвонков (кавказская овчарка)


Поясничные позвонки у немецких овчарок "высокого разведения" упираются друг в друга основаниями остистых отростков

Сросшиеся 10, 11 и 12 грудные позвонки у немецкой овчарки "высокого разведения"



Очень показательные фотографии. Можно увидеть насколько негибкая спина у собак


Норма подвижности позвоночника (волк)


Круто спадающая линия верха создаёт опасные изменения ещё и в пояснично-крестцовом сочленении. Дело в том, что у собак, имеющих нормальную амплитуду движения бедра, позиция таза по отношению к горизонтали, когда они стоят либо свободно перемещаются шагом или рысью, довольно стабильная, независимо от породы, поскольку наклоном седалищной и подвздошной костей определяются оптимальные условия работы бедренных мышц. А наклон крестца, неподвижно соединённого с тазовыми костями, также оптимален (и наследственно обусловлен), чтобы обеспечивать максимальный вертикальный диаметр родовых путей. Поэтому единственным способом морфологической адаптации к чудовищно искажённым экстерьерным формам остаётся изменение строения пояснично-крестцового сочленения: становится более острым его угол и увеличивается наклон суставной поверхности основания крестца (в изученных нами случаях наклон менялся, примерно, на 15-20° от нормы). Вследствие такого преобразования в области сочленения, при его разгибании, суживается просвет позвоночного канала, даже если сохраняется нормальное строение последнего поясничного позвонка. Края дужки первого крестцового позвонка способны, при интенсивных разгибательных движениях позвоночника, травмировать нервы «конского хвоста». Кроме того, значительно увеличивается риск механической перегрузки и выпадения межпозвонкового диска, потому что он оказывается не перпендикулярно, а косо расположенным по отношению к направлению пропульсивного движения таза, а это чревато как разрушением хряща диска, так и компрессией «конского хвоста». Седьмой поясничный и первый крестцовый позвонки у растущего щенка испытывают чрезмерные локальные нагрузки, что само по себе может привести к нарушению их развития. Тем более что крестцовые позвонки не всегда успевают срастись у щенка даже к трёхмесячному возрасту. В 38% случаев, по известным данным, синдром cauda equina у немецких овчарок связан с наличием переходного люмбосакрального позвонка, первоосновой появления которого, не исключено, могут быть специфические особенности экстерьера.
Таким образом, у нас есть самые серьёзные основания считать дегенеративный люмбосакральный стеноз (DLSS), предрасположенность к которому немецких овчарок «высокого разведения» давно доказана ветеринарной практикой, прямым следствием их уродливого экстерьера. Итого, очевидно, что селекция, направленная на получение линии верха, удовлетворяющей нелепые вкусы современных эстетов, одновременно и обязательно является селекцией, культивирующей заболевания позвоночника.

Сагиттальный распил крестца и таза волка (вверху) и немецкой овчарки "высокого разведения" (внизу)

Сагиттальный распил крестца волка (вверху) и немецкой овчарки "высокого разведения" (внизу)



Стеноз позвоночного канала в области пояснично-крестцового сочленения у немецкой овчарки "высокого разведения".
На двух нижних фотографиях - разгибание и сгибание сочленения на сагиттальном распиле.
Следующим пунктом рассмотрим строение плечевого пояса. Как стандарт, так и законодатели моды требуют угла между лопаткой и плечевой костью 90°, полагая правильным расположение лопатки под углом 45° вверх, а плечевой кости - под таким же углом вниз от горизонтали. В основе данных требований лежит примитивный механистический подход, не учитывающий особенностей функциональной анатомии организма даже на уровне скелета, не говоря об условиях работы мускулатуры. Согласно процветающему, к сожалению, и в наши дни столетнему заблуждению, считается, что настолько косое расположение лопатки способно обеспечить максимальный вынос вперёд свободной конечности, а сильный наклон плеча даёт возможность при разгибании углов предельно удлинить захват пространства на шаге и рыси. И вот какие факторы при этом совершенно не принимаются во внимание. Насколько далеко может быть вынесена конечность вперёд, зависит вовсе не от изначального наклона рычагов. Ограничения накладываются, во-первых, длиной и допустимой степенью растяжения фасциального футляра, покрывающего плечевое сплетение (пучок нервов), подмышечные артерию и вену, которые проходят между углом, образованным первым ребром и рукояткой грудины, и областью плечевого сустава, а во-вторых, распределением сил, действующих на опирающуюся конечность. С момента, как только лапа бегущей собаки опускается на опору, конечность не должна ни проскальзывать вперёд, ни тормозить поступательного движения корпуса. Поэтому у здоровых собак, имеющих достаточно близкие к природной норме пропорции сложения (не карликов и не утрированно коротконогих, а в остальном - вне зависимости от морфотипа), на бегу, в момент касания лапой опоры (при галопе – первой лапы опускающейся на опору) линия, идущая от пальцев к плечевому суставу, будет образовывать с горизонталью угол в пределах 65-70°. Если (что будет более правильным) мы проведём линию от пальцев не к плечевому суставу, а к верхнему окончанию лопатки, то угол уменьшится примерно на 5°. Кажущееся более размашистым движение на самом деле не приводит к изменению этого угла: ошибочное суждение кинологов о величине маха базируется на видимом ими большем или меньшем наклоне пясти и предплечья, которые – что постоянно упускается из виду - следует рассматривать в качестве действующего рычага лишь вместе с плечом и лопаткой. Конечно, данное правило не соблюдается, если оценивать собаку, которая в этот момент сильно натягивает поводок или крадётся. Представляется довольно странным, что так легко выявляемая закономерность до сих пор остаётся не замеченной на выставках многочисленными судьями, смотрящими на сотни и тысячи собак ежегодно. Насколько же прав был человек, впервые сказавший, что смотреть и видеть – вовсе не одно и то же!


Предел растяжимости плечевого сплетения у хортой борзой




Реальный угол приземления передней конечности у собак разных пород




Грейхаунд и восточноевропейская овчарка на быстром галопе и две хортые борзые на медленном галопе.
Лопатка должна обретать наиболее пологую позицию при вытягивании конечности вперёд, перед самым началом опорной стадии бега. У собаки нормального сложения при этом движении лопатка своей боковой поверхностью несколько разворачивается к фронту. Разворот необходим для того, чтобы, при опускании лапы близко к серединной линии, главные суставы конечности оставались в одной плоскости (на биомеханической оси) и не испытывали изламывающей и крутящей нагрузки. Но если изначально положение лопатки предельно пологое, то до минимума уменьшается возможность ещё большего её наклона, а стало быть, и фронтального разворота. Вследствие этого, при начале опорной стадии постановка лапы к серединной линии обеспечивается тем, что локтевой сустав выдвигается либо в сторону, либо (что чаще встречается именно у «шоу»-овчарок) наоборот – к средней плоскости, а далее, по мере продвижения корпуса вперёд, он подвергается скручиванию, при котором крючковидный и медиальный венечный отростки локтевой кости претерпевают нарастающие изламывающие боковые нагрузки. Таковых нагрузок, при высокой скорости бега, может оказаться достаточно как для фрагментации указанных отростков, так и для отслоения хряща, покрывающего суставные поверхности, т.е. для развития дисплазии локтевого сустава. В меньшей степени проблема скручивания локтевого сустава, обусловленная особенностями локомоции, выражена у плоскорёбрых овчарок, в большей – у широкогрудых. Пожалуй, именно меньшую склонность к скручиванию локтевых суставов следует рассматривать в качестве объективной причины того, что, в среднем, узкогрудые «шоу-овчарки» имеют некоторое преимущество в свободе движений передних конечностей на рыси в сравнении с относительно широкогрудыми. Кроме того, в этой связи у плоскорёбрых собак мы имеем сомнительное удовольствие время от времени наблюдать ещё одну морфоадаптацию: форма грудной клетки, подстраиваясь под особенности движения локтевого сустава, приобретает в сечении очертания перевёрнутой груши. Препарирование показывает, что в этой «груше», в нижней части груди, между рёберными хрящами правой и левой сторон, почти по всей длине хрящей, свободное пространство попросту отсутствует, и там нет места ни для сердца, ни для лёгких. Резонно задаться вопросом: зачем в этом случае нужна глубокая грудная клетка, если от этой её глубины организму нет ровным счётом никакой пользы?


Нормальный фронтальный разворот лопатки при вытягивании конечности вперёд
Ещё один неприятный момент, связанный с недостаточным фронтальным разворотом лопатки, это значительная вероятность ущемления проксимального сухожилия бицепса между суставным краем лопатки и большим бугром плечевой кости. По моему мнению, высокая частота «плечевой хромоты» (тендовагинита бицепса) у растущих немецких овчарок обусловлена двумя причинами: этим ущемлением и функциональной перегрузкой бицепса из-за избыточного наклона лопатки (о чём подробнее будет сказано ниже).
Анализ фото- и видеосъёмок, моделирование движений грудной конечности на цельном трупном материале показали, что развитие полноценного акта отталкивания при беге подчинено определённым закономерностям. В частности, с момента проноса центра тяжести тела над опирающейся лапой плечевой и локтевой суставы собаки должны синхронно разгибаться, а предварительно переразогнутый запястный сустав – сгибаться, с тем, чтобы к моменту отрыва лапы от грунта основные звенья конечности оказались максимально приближенными к прямой линии. Но это – в норме, при правильной анатомии. И вовсе не так у большинства немецких овчарок «высокого разведения».


Типичная плоская грудь




Норма разгибания углов передней конечности при быстром беге у собак разных пород в моменты приземления и отталкивания
В норме протягивание корпуса вперёд над опирающейся лапой, во время фазы амортизации передней конечности, осуществляется за счёт инерционного движения тела и слитного сокращения группы мышц, среди которых первое место заслуженно занимает широчайшая мышца спины, идущая наискось от основания последних рёбер в направлении плечевого сустава (точнее - чуть ниже сустава, на плечевую кость). Широчайшую мышцу дублирует предохраняющая её от перегрузки кожная мышца туловища, имеющая одинаковое с ней направление, - хотя и далеко не столь мощная, но, тем не менее, всё же участвующая в формировании движения корпуса и конечности. Соединение указанных мышц с глубокой грудной (и с мечевидноплечевой мышцей, встречающейся у собак некоторых пород, в том числе и у немецких овчарок) позволяет изменить направление действия несколько ближе к горизонтали. Согласованное сокращение мышц должно поворачивать лопатку в парасагиттальной (продольно-вертикальной) плоскости. Все перечисленные мышцы в фазе опоры передней конечности разгибают плечевой сустав, при этом преодолевая противонаправленное действие трицепса и напрягателя фасции предплечья, которые главным образом разгибают другой сустав, локтевой, однако в то же время стремятся согнуть плечевой. Но при разгибании локтя пассивно натягивается двуглавая мышца плеча, препятствующая сгибанию плечевого сустава, то есть трицепс и напрягатель фасции предплечья в данном случае сами отчасти опосредованно действуют против себя. И вот в этот уравновешенный механизм действия и противодействия включается новый фактор – изначально сильный наклон лопатки. Известное правило механики гласит, что эффективность приложения силы к рычагу (при создании вращающего момента) прямо пропорциональна синусу угла, под которым прикладывается сила, т.е. будет тем выше, чем ближе угол приложения силы к перпендикуляру. Соответственно, чем угол острее, тем заметнее будет снижение эффективности. С другой стороны, при разложении приложенной силы по правилу параллелограмма, нетрудно убедиться, что уменьшение вращающего момента сопровождается пропорциональным увеличением той составляющей, что направлена вдоль рычага и смещает в этом направлении ось его вращения. Но ведь чем сильнее наклонена лопатка, тем под более острым углом к ней работает широчайшая мышца спины и, следовательно, тем значительнее усилие, затрачиваемое ею на деструктивный сдвиг оси вращения, но при этом относительно ниже полезный вращающий момент. Таким образом, при указанном раскладе сил мощное развитие широчайшей мышцы спины оказывается не только бесполезным, но даже вредным. И мы теперь можем понять, отчего она настолько тонка и слаба у немецких овчарок «высокого разведения», что зачастую создаёт для наблюдателя картину «голых рёбер», покрытых только кожей и шерстью. Вместе с тем, понятно, отчего трапециевидная мышца, участвующая в подвешивании корпуса между лопатками, у этих собак в значительной степени утратила мускульную составляющую и, из-за обилия соединительнотканного компонента, сравнительно плохо растягивается; а это, во-первых, существенно ограничивает амплитуду вертикального и горизонтального смещения лопатки, и, во-вторых, снижает способность конечности к отведению в сторону (вот вам и причина неповоротливости на бегу и не столь уж редких падений при резких разворотах у «шоу»-овчарок!). Находит логичное объяснение также факт хорошего развития группы грудных мышц (прежде всего глубокой грудной), расположенных в выгодной позиции по отношению к лопатке, - как частичная компенсация последствий редукции широчайшей мышцы спины. Кроме того, сильный наклон лопатки увеличивает проекцию рычага, через который трицепс осуществляет сгибание плечевого сустава (он ведь действует как в одну сторону, разгибая локтевой сустав, так и в другую!). Энергетические затраты на работу трицепса как разгибателя возрастают, поскольку требуется дополнительное противодействие (мышечные усилия) для удержания плечевого сустава от несвоевременного сгибания. Но среди антагонистов трицепса в этом случае нет мышц, сравнимых с ним по выгодности расположения. Потому достаточно часто приходится видеть, что у «шоу-овчарок» при беге угол плечевого сустава практически не раскрывается.




Распределение усилия широчайшей мышцы по правилу параллелограмма в зависимости от изменения наклона лопатки


Норма развития широчайшей мышцы спины и трапециевидной мышцы (вверху - шакало-собачий гибрид, внизу - среднеазиатская овчарка)



Развитие широчайшей мышцы спины у немецких овчарок "высокого разведения"


Суммируя сказанное выше, мы убеждаемся в том, что идеально косое расположение лопатки, вопреки общепринятому мнению селекционеров, не только не даёт никаких преимуществ собаке при беге, но и, наоборот, ограничивает движение передней конечности, поскольку утрачивается способность к повороту лопатки в парасагиттальной плоскости и к фронтальному развороту при выносе конечности вперёд, а вдобавок приводит к непродуктивным затратам энергии, затрачиваемой на работу мышц друг против друга. И остаётся только сожалеть, что школьные учителя многих и многих тысяч экспертов и заводчиков напрасно потратили своё время, прививая им представления о простейших правилах механики и синусах-косинусах.

К последствиям ограничения способности конечности к отведению в сторону и вращению можно, предположительно, отнести и ещё одну часто наблюдаемую у «шоу-овчарок» анатомическую особенность. В норме у собак бицепс заканчивается двумя сухожильными ножками, одна из которых крепится на лучевой кости, а другая – на локтевой, а сухожилие, которым заканчивается плечевая мышца, соединяется с локтевой ножкой бицепса. Такая интеграция позволяет этим мышцам, по необходимости, работать как совместно, так и независимо друг от друга, не только сгибая локтевой сустав, но и поворачивая конечность внутрь или наружу. Однако при препарировании «шоу-овчарок» регулярно приходится наблюдать иную картину: сухожилие плечевой мышцы у них соединяется с сухожилием бицепса прежде, чем последнее разделяется на лучевую и локтевую ножки. Такую аномалию, больше подходящую для копытных, чем для хищных, можно расценивать с позиций функциональной анатомии лишь однозначно – как морфофункциональную адаптацию к преимущественно одноплоскостному движению конечности.


Дистальное крепление двуглавой мышцы плеча и плечевой мышцы у немецких овчарок "высокого разведения"

Норма дистального крепления бицепса (волк)
Теперь давайте рассмотрим, насколько обосновано с функционально-анатомических позиций требуемое судьями и стандартом косое расположение плечевой кости.
Начнём с простого. Выбрав собак с разным углом наклона плеча и попробовав до предела согнуть и разогнуть локтевой сустав, мы сразу убедимся в том, что, во-первых, он у собаки в стойке разогнут почти полностью, а во-вторых, как следствие этого, возможная амплитуда сгибательно-разгибательных движений в локтевом суставе уменьшается пропорционально степени наклона плеча. Полученного вывода уже достаточно, чтобы категорически отвергнуть мнение о преимуществе косого расположения плеча в дальности выноса конечности.
Поставим задачу чуть более сложную. Посмотрим на то, как сгибаются и разгибаются основные суставы передней конечности во время бега у волков (признанный «золотой стандарт» анатомии) и других близких диких родственников домашней собаки, а также у представителей тех пород, которые на практике, а не в теории зарекомендовали себя отменными спринтерами и стайерами. В цикле движения быстрой рысью или галопом у них обнаруживаются два момента предельного разгибания конечности – момент касания лапой опоры (начало фазы амортизации) и момент отрыва лапы от опоры (завершение пропульсивной фазы, или фазы отталкивания). При этом момент приземления отчётливо показывает для чего плечевая кость, если смотреть на неё сбоку, имеет несколько изогнутую форму. Благодаря этой её форме, плечевой и локтевой суставы никогда (в норме) не должны быть способны разогнуться до такой степени, чтобы лопатка, плечо и предплечье оказались на одной прямой линии. Таким способом обеспечивается безусловность сгибания суставов при амортизации приземления, вне зависимости от того, насколько внезапно лапа собаки соприкоснулась с опорой (например, при беге в темноте по неровной поверхности). Большая, чем для обеспечения данной функции, выраженность углов локтевого и плечевого суставов собаке абсолютно без надобности. Однако же риск травмирования суставных поверхностей при жёстком приземлении возрастает пропорционально увеличению массы тела, поэтому мы и наблюдаем у более тяжеловесных собак, как правило, более острые углы указанных суставов, чем у особей лёгкого телосложения. Но с другой стороны, при отталкивании от опоры рациональный вариант использования длины звеньев конечности подразумевает минимизацию потери энергии, что достигается передачей усилия по вектору, приближенному к продольным осям трубчатых костей. Чем ближе основные суставы конечности при окончании пропульсивного движения окажутся к прямой, проведённой от пальцев к верхнему краю лопатки, тем эффективнее будет использование мышечных усилий. Кроме того, чем полнее разгибаются суставы, тем больше удлиняется общий рычаг конечности и тем большую скорость движения он способен развить. Опять же получается, что значительный наклон плечевой кости собаке вовсе не выгоден.


Существуют и другие негативные последствия от чрезмерного наклона лопатки и плечевой кости для здоровья и функций опорно-двигательного аппарата. Самое известное из них – пропорциональное синусу угла их наклона действие силы тяжести, стремящейся согнуть плечевой и локтевой суставы и, соответственно, требующее дополнительных затрат энергии на противодействие. Однако мышцы, удерживающие данные суставы в нужном положении (в первую очередь это широчайшая мышца спины и глубокая мышца груди), в этом случае оказываются в невыгодной позиции, поскольку направления их натяжения приходятся под слишком острыми углами к продольным осям костей (соответственно, лопатки и плечевой кости). Избыточные нагрузки испытывает также бицепс, который в состоянии пассивного натяжения участвует в фиксации углов плечевого и локтевого суставов, когда собака стоит, и что более важно – амортизирует сгибание этих суставов при беге, согласуя движение в них. Чем наклоннее расположена лопатка, тем больше синус угла, под которым на её верхний край, через вентральную зубчатую мышцу, действует сила тяжести, и, соответственно, тем значительнее нагрузка, приходящаяся на бицепс.


Стрелочками обозначены действующие силы, линиями - рычаги, к которым эти силы прилагаются.
Оранжевая стрелочка - сила тяжести.
Зелёная - действие широчайшей мышцы спины.
Синяя - действие глубокой мышцы груди.
Понятно, что не у всех «шоу-овчарок», даже при отсутствии нормального фронтального разворота лопатки при беге, обязательна перегрузка суставов из-за нарушения биомеханической оси конечности. Нет ли здесь какой-нибудь компенсации этой их анатомической аномалии, ведь как-то же они из неё выкручиваются? Да, выкручиваются. Точнее говоря, прокручиваются. А ещё точнее – у них в стадии опоры прокручиваются внутрь (пронируются) лапы. Поворот на угол 10° и больше можно определить по следам на плотном мокром песке или при внимательном изучении результатов фото-, кино- или видеосъёмки. Такой пронации вполне достаточно, чтобы сбить кожу с мякишей уже при сравнительно небольшой пробежке по жёсткому грунту или получить глубокий порез на щебёнке. Тем, кто готовит немецких овчарок «высокого разведения» к выставкам, это хорошо известно. Здесь же лежат корни известного феномена – фантастической, в сравнении с другими, пусть и куда более тяжеловесными собаками, способности начисто вытаптывать газоны и лужайки. Но ещё нужно помнить, что такая манера бега сопряжена с напрасными потерями энергии, неоправданными для любой породы, предназначенной для работы в тяжёлых условиях.



Фронтальный разворот лопатки отсутствует. Выражена пронация опорной передней лапы.
Теперь нам осталось рассмотреть морфологические причины, которыми обусловлен тот или иной угол наклона плечевой кости. Сравнение скелетного материала показывает, что у собак, имеющих излишне острый угол локтевого сустава, плечевые кости обладают сильнее выраженной S-образной изогнутостью, чем у собак с выпрямленными локтями. И особенно эта изогнутость велика у немецких овчарок «высокого разведения». Другими словами, на единицу полезной длины рычага у них затрачено большее количество костной ткани. Некоторая часть костей при этом имеет нормальное строение эпифизов. Но статистически преобладают плечевые кости, имеющие существенные анатомические отклонения. У собак между лучевой и локтевой ямками плечевой кости обычно находится надблоковое отверстие, перекрытое эластичной соединительнотканной перепонкой. Это отверстие является составной частью механизма, приводящего плечевую и локтевую кости в одну плоскость при разгибании локтевого сустава и амортизирующего его разгибание. Крючковидный отросток локтевой кости, имеющий конусообразную форму, во время данного движения входит в конусообразно же сужающуюся локтевую ямку, за счёт чего взаимодействующие кости поворачиваются, занимая, относительно друг друга, всегда одну и ту же позицию. Вдвигающийся крючковидный отросток давит на имеющееся в ямке жировое тело, служащее не только запасом смазочного вещества, но и рабочим телом амортизатора. Через жир давление равномерно распределяется по поверхности локтевой ямки и отчасти передаётся на выгибающуюся при этом перепонку. Но далеко не у всех немецких овчарок при препарировании выявляется присутствие такого механизма. У многих из них перепонка полностью оссифицирована, т.е. надблоковое отверстие отсутствует, зарастает костной тканью. Оссификация вызвана тем, что крючковидный отросток входит в локтевую ямку недостаточно глубоко, хотя имеет нормальную длину. При обнаружении заросшего надблокового отверстия у немецких овчарок мы во всех случаях отмечали сопутствующие дефекты формирования суставных структур. Обычно на одной из боковых сторон локтевой ямки (реже – на обеих сразу) или же внизу её имелась ступенька; в эту ступеньку крючковидный отросток упирался своим верхним или нижним краем, на котором по месту контакта, как правило, мы находили более или менее выраженную выемку. Моделирование движений в дефектных локтевых суставах показало, что при окончании разгибания возникает опасный момент: место контакта ступеньки и крючковидного отростка оказывается точкой опоры рычага первого рода, коротким плечом которого является нижележащая часть плечевой кости, а длинным – вышележащая. Вследствие этого дальнейшее продолжение разгибания приводит не к вращательному скольжению суставных поверхностей друг по другу и не к фиксации сустава, а к смещению дистального эпифиза плечевой кости вперёд, увеличению суставной щели, растяжению капсулы сустава и усилению нагрузки на венечные отростки локтевой кости (прежде всего – медиальный). В некоторых случаях обнаруживалась иная аномалия в строении локтевого сустава: разгибание его ограничивалось дефектным утолщением боковой поверхности локтевого отростка (или сразу обеих боковых поверхностей), в которое упирается надмыщелок (или, соответственно, оба надмыщелка) плечевой кости. Но и при этой аномалии ось вращения сустава в определённый момент разгибания мгновенно смещается из центра мыщелка в точку жёсткого контакта, что имеет полностью аналогичные последствия.

Слева направо плечевые кости: волка, русской псовой борзой, добермана, среднеазиатской овчарки, немецкой овчарки "высокого разведения" (две последние собаки имели избыточный наклон плеча).



Плечевые кости среднеазиатской овчарки, немецкой овчарки "высокого разведения" и добермана (слева направо). Показательна ширина прямоугольников, в которые вписаны кости.

Скелет локтевого сустава аборигенной кавказской овчарки. Хорошо оформленное надблоковое отверстие плечевой кости.

Крючковидный отросток входит в надблоковое отверстие

Норма фиксации локтевого сустава при разгибании

Локтевой отросток примыкает к проксимальному краю локтевой ямки



Предел разгибания локтевого сустава у немецких овчарок "высокого разведения"

Оссификация мембраны надблокового отверстия у немецкой овчарки "высокого разведения"


Немецкая овчарка "высокого разведения". Первый вариант ограничения разгибания локтевого сустава. Крючковидный отросток упирается верхним краем в выступ ("ступеньку") локтевой ямки.



Немецкие овчарки "высокого разведения". Второй вариант ограничения разгибания локтевого сустава. Каудальный край надмыщелка плечевой кости упирается в расширение локтевого отростка локтевой кости.


Продолжение разгибания сустава. Смещение оси вращения из точки А в точку В
Закономерными результатами данных отклонений могут явиться, при энергичных движениях конечности, изоляция (отламывание) крючковидного отростка локтевой кости или даже мыщелка плечевой кости, фрагментация венечного отростка, рассекающий остеохондрит (разволокнение и расслоение гиалинового хряща суставных поверхностей сочленяющихся костей), надрыв капсулы сустава с развитием воспалительного процесса и последующим образованием фиброзных бляшек и остеофитов, т.е. все известные варианты дисплазии локтевого сустава, которой, как известно, весьма подвержены немецкие овчарки «высокого разведения». И, что самое интересное, предрасположенность к данному заболеванию, как мы видим, здесь не нуждается ни в каких иных наследственных факторах, кроме культивируемых экстерьерных форм.
У «шоу-овчарок» распространена и такая патология, как рассекающий остеохондрит плечевого сустава, при котором отслаивается участок хряща с суставной поверхности лопатки или с проксимального эпифиза плечевой кости. Препарирование показывает, что у большинства этих собак, даже не имеющих отслоений хряща, суставные поверхности указанных костей имеют по две зоны износа. Если мы вернёмся к рассмотрению моментов пиковой нагрузки передней конечности при беге, то без труда обнаружим причину, из-за которой данные патологии возникают. Виной всему слишком острый и плохо разгибающийся угол плечевого сустава. Оказывается, что при проносе тела над опирающейся лапой, а равно и при отталкивании от опоры, вектор силы направлен на сустав по касательной линии, чем обусловливается локальная перегрузка суставных поверхностей. В фазе амортизации перегружаются задние их края, потому что вместо сгибания сустава, когда суставные поверхности должны скользить друг по другу, большую часть времени сустав просто поворачивается вместе с лопаткой и плечевой костью, не меняя своего угла. Из-за этого нарушения давление, создаваемое усилием мышц, протягивающих корпус вперёд, и инерцией тела, приходится только на малые по площади задние участки поверхностей. А в фазе отталкивания перегружаются передние края, потому что лопатка не поворачивается продольно к вектору посыла передней конечности, а остаётся почти перпендикулярной к нему. И опять же, единственный генетический фактор, который отчётливо просматривается в основе проблемы, это наследственно детерминированная составляющая IQ заводчиков и судей.

Плечевая кость немецкой овчарки "высокого разведения". Деструкция гиалинового хряща вследствие механической перегрузки

Суставные поверхности плечевого сустава немецкой овчарки "высокого разведения". Стрелочками указаны зоны разрушения гиалинового хряща.



Немецкие овчарки "высокого разведения". Расположение плеча и лопатки в моменты пиковых нагрузок при беге рысью
Не можете сказать что-то мне в лицо? Тогда не гавкайте за спиной!
" "А остальных куда же?" - спросил я. Ата Ага, 67 -летний чабан, хитро улыбнувшись ответил: "В аул или бойчатникам»" (с)
Аватара пользователя
Карагез
 
Сообщения: 278
Зарегистрирован: Вс сен 24, 2017 10:48 am
Откуда: Новокуйбышевск

Re: Статья Власенко "Безобразная красота"

Сообщение Карагез » Пт янв 26, 2018 7:53 am

А не может ли так случиться, что и с подверженностью дисплазии тазобедренных суставов (ДТС) у «шоу-овчарок» картина аналогичная? При тщательном рассмотрении истории проблемы настораживают три момента. Для начала вспомним, что селекция против ДТС на поголовье немецких овчарок ГДР дала в своё время потрясающие результаты: за семнадцать лет количество собак со здоровыми суставами выросло от 55,7% до 94,4%. Однако сегодняшние линии «высокого разведения» подвергаются довольно жёсткому отбору по данному признаку уже более 40 лет, но, по различным оценкам, до сих пор имеют от 22 до 38 и более процентов больных животных. Возникает вопрос, разве в сравниваемых популяциях селекции подвергались собаки разных пород, имеющие не одних и тех же предков? Далее, широко известен эксперимент, в ходе которого овчарки «шоу-кровей» выращивались в условиях крайнего ограничения двигательной нагрузки. В итоге у особей, включённых в опытную группу, признаки ДТС отсутствовали, в отличие от собак контрольной группы, соответствовавших по частоте ДТС среднестатистическим показателям для данных линий. Но, насколько известно из практики, у собак других пород, и особенно – у отличающихся крупными размерами, при их выращивании в режиме, аналогичном тому, что соблюдался в опытной группе, вероятность дефектного развития тазобедренных суставов не снижается до нуля, а наоборот, резко возрастает. Наконец, у немецких овчарок «высокого разведения» редко отмечается форма ДТС, при которой первопричиной дефекта суставов является торсионная деформация бедренных костей со значительным увеличением шеечно-диафизарного угла (судя по изученным нами материалам, не более 15% случаев), но данная форма заболевания обнаруживается у большинства поражённых дисплазией собак «рабочего разведения», в том числе происходящих из кровных линий ГДР.

Мы установили, что в линиях немецких овчарок, отличающихся друг от друга морфотипами и рисунком движений во время бега рысью и галопом, преобладают характерные для них и разные по своему патогенезу формы ДТС. В частности, что подверженность немецких овчарок «высокого разведения» особой форме дисплазии, наряду с некоторыми другими заболеваниями опорно-двигательного аппарата, определяется аномальным распределением механических нагрузок на структуры таза, по причине культивируемых экстремальных особенностей экстерьера. Сравнительный анализ данных видео- и скоростной фотосъёмки бега собак различных пород и диких псовых рысью выявил существенные отличия от нормы формирования и передачи посыла, характерные для «шоу-овчарок». У высокоспециализированных в беге форм (диких и домашних) наклон голени в разгонном периоде опорной стадии (т.е. после проноса тазобедренного сустава над опирающейся лапой) остаётся стабильным вплоть до момента отрыва конечности от грунта, т.е. можно сказать, что общая длина конечности как рычага увеличивается за счёт изменения степени наклона бедра и плюсны по отношению к голени. При этом позиция голени фактически указывает направление перемещения тазобедренного сустава. Примерно ту же степень наклона голень принимает у животного, стоящего в свободной стойке, когда пальцы опирающейся конечности находятся на одной вертикали с тазобедренным суставом (непосредственно под ним; такую позицию мы называем «критической точкой»). У принявшей указанную позу физически сформировавшейся собаки с высокими способностями к бегу, как и у быстро бегающих диких псовых, воображаемая линия, продолжающая голень, пересекает линию верха в области границы спины и поясницы. Параллельная ей линия, проведённая от большого вертела бедренной кости, довольно точно обозначает направление движения тазобедренного сустава на рыси. У волков, выбранных в качестве эталона природной нормы, и у собак быстроходных пород параллель проходит через тело и крыло подвздошной кости, пересекая верхний контур поясницы примерно на уровне пятого поясничного позвонка. Давление, производимое головкой бедренной кости, направляется вдоль тела подвздошной кости, имея опорой глубокую краниальную часть суставной ямки. Данная закономерность свойственна всем собакам с нормальными пропорциями сложения.


Современная немецкая овчарка «выставочного» морфотипа обладает, при избыточно пологом расположении голеней, как правило, укороченными тазовыми конечностями (когда сумма длин основных звеньев тазовой конечности составляет менее 80% от суммы длин основных звеньев грудной). Направление движения тазобедренного сустава у «шоу-овчарок» почти всегда приходится существенно ниже крыла подвздошной кости. Более того, отмечено, что у значительной части этих собак в разгонном периоде наклон голени продолжает изменяться, приближаясь к горизонтали. Соответственно, меняется в эту же сторону направление, в котором головка бедренной кости оказывает давление на суставную поверхность ямки. Однако здесь край ямки слишком низок, имеет наклон поверхности, благоприятствующий соскальзыванию головки, и мал по площади; перегрузка его чревата локальным разрушением хрящевого покрытия, что закономерно влечёт за собой развитие ДТС.
Однако имеются и другие факторы, отрицательно влияющие на состояние тазобедренных суставов.

Собака со средней длиной задних конечностей. Отношение суммы длин основных звеньев задней конечности к сумме длин таковых передней равно 0,82 (82%).

Собака с длинными задними конечностями (87%).

Укороченные задние конечности (78%)

78%

По фиолетовой линии должен бы направляться импульс через тазобедренный сустав, будь у данной собаки нормальные пропорции сложения.

Изменение наклона голени у немецкой овчарки "высокого разведения" во время разгонного периода опорной стадии бега рысью (рисунок выполнен по видеозаписи)
Исследования, проведённые нами, показали, что специфика экстерьерных форм современных «шоу-овчарок» сопровождается определёнными компенсаторными морфофункциональными преобразованиями опорно-двигательного аппарата. В норме у взрослых собак и волков крылья подвздошных костей расположены косо и расстояние между маклоками (латеральными буграми подвздошной кости) заметно больше, чем между крестцовыми буграми. Сравнение рентгеновских снимков обнаруживает, что представители «выставочных» линий обладают общим специфическим признаком, встречающимся у собак других пород только в юном возрасте: вертикальным расположением крыльев подвздошных костей, при котором крестцовые бугры проецируются на маклоки. Кроме того, на снимках зачастую выявляются не имеющие аналогов по степени развития у представителей других пород утолщения области ушковидных поверхностей – мест соединения подвздошных костей с крыльями крестцовой кости. Всё это нашло подтверждение и при изучении скелетного материала. Установлено, что изменение диспозиции крыльев подвздошных костей сопряжено с отчётливым (около 10-15°) осевым поворотом тел этих костей, но не всегда прямо пропорционально ему, то есть, вероятно, имеет причиной действие более чем одного фактора.
Результатом осевого поворота подвздошной кости является увеличение площади свода суставной ямки при одновременном удлинении фронтальной проекции без того подверженного перегрузке передненаружного её края, и, хотя последний усилен бугорком, к которому крепится прямая мышца бедра, возрастает риск его деформации у молодых собак, имеющих низкую минеральную плотность, а соответственно и низкую твёрдость костей. Этим объясняется приведённый выше факт отсутствия ДТС у немецких овчарок «высокого разведения», выращенных в опытных условиях при крайнем ограничении двигательной нагрузки.
Мы не можем сказать определённо, является осевой поворот подвздошной кости признаком, случайно закрепившимся в породе посредством инбридинга на его носителя, либо он оказался одним из вариантов морфоадаптации при селекции против первой формы ДТС, но, поскольку он наблюдается и у собак, полученных от смешанного сочетания («рабочего» и «высокого» разведения), не имеющих утрированных экстерьерных форм, его нельзя рассматривать как компенсаторное изменение, появляющееся в процессе индивидуального развития особи. Не исключено, что имеется связь между осевым поворотом подвздошной кости и такими довольно часто наблюдаемыми особенностями анатомии «шоу-овчарок», как узость крестца и относительно малый диаметр головок бедренных костей, которые могут быть обусловлены конституциональными отклонениями в онтогенезе.

Немецкая овчарка "рабочего разведения". Норма разворота крыльев подвздошных костей


Немецкие овчарки "высокого разведения". Вертикальное расположение крыльев подвздошных костей. Крестцовые бугры проецируются на маклоки.

Разворот подвздошных костей у "шоу-овчарок" по сравнению с волком (справа). Также хорошо видно, что "шоу-овчарки" имеют узкие крестцы и гипертрофированные утолщения ушковидных поверхностей
Итого, имеются достаточные основания утверждать, что отбор производителей, свободных от дисплазии, проводившийся в линиях «высокого разведения», позволил значительно сократить удельное количество собак, больных наиболее распространённой формой ДТС - обусловленной торсионной деформацией бедренных костей со значительным увеличением шеечно-диафизарного угла и, в связи с нею, изменением функций средней ягодичной мышцы. В этом эффект оказался аналогичным достигнутому в своё время собаководами ГДР. Однако культивирование комплекса экстерьерных признаков, обусловливающих аномальное распределение статодинамических нагрузок в области тазового пояса и поясничного отдела позвоночника, создало предрасположенность «выставочного» поголовья к особой - специфической для данного морфотипа - форме ДТС, борьба с которой испытанными методами селекции заведомо бесполезна, если только не произойдёт радикальной смены ориентиров в отборе производителей по экстерьеру.
Чрезмерно низкое направление посыла губительно не только для тазобедренных суставов. При беге собаки нормального сложения импульс посыла, идущего от задней конечности, передаётся по поясничному и грудному отделу позвоночника не напрямую через межпозвонковые диски, как у человека, а по сложной схеме, не рассмотренной в известной нам литературе. Дифференцированная работа мышц спины и поясницы создаёт нечто похожее на волну, идущую по позвоночному столбу. Импульс приходится на каждый позвоночно-двигательный сегмент по касательной. В начальный момент импульс амортизируется диском, после чего вступают в контакт краниальные и каудальные (передние и задние) суставные отростки поясничных позвонков и соответствующие суставные фасетки грудных, которые и служат основным передаточным звеном посыла при быстром галопе (в некотором роде исключением является только пояснично-крестцовое сочленение). Суставные поверхности отростков и фасетки расположены таким образом, что их продольные оси перпендикулярны по отношению к вектору импульса, поэтому скользить друг по другу во встречном направлении они начинают лишь под действием мышц-разгибателей спины и поясницы. Моделирование полной амплитуды скольжения показывает, что встречное - до упора - продвижение суставных поверхностей предохраняет межпозвонковые диски от избыточного сдавливания. При беге рысью или медленным галопом амплитуда скольжения суставных поверхностей неполная, и потому энергия посыла передаётся через суставные отростки лишь частично, а значительная её доля направляется через межпозвонковые диски. Тем не менее, «волна» последовательного сокращения мышц, разгибающая позвоночник и слегка приподнимающая центр тяжести, всё равно имеется. Если у собаки анатомия правильная, то «волна» проходит вдоль позвоночника в долю секунды, внешне почти незаметно, а усилия к её созданию прикладываются минимальные. При провислой спине и слабой пояснице «волна» создаёт значительные колебания позвоночника или даже серьёзно нарушает согласованность работы опорно-двигательного аппарата. Отсюда понятно стремление заводчиков немецких овчарок к получению «крепкого верха». Но вместе с неистребимой тягой к утрированной эстетике оно привело к нарушению здоровых норм биомеханики. Позвоночник при передаче аномально низкого посыла стал вынужденно изгибаться в обратную сторону. Естественным адаптивным ответом со стороны мышц-разгибателей спины и поясницы, подвергающихся растяжению в то время, когда они должны сокращаться, становится их частичная редукция. Удельная доля мускульной ткани снижается, а соединительной - увеличивается, потому что теперь над основной активной сократительной функцией мышц преобладает функция их упругого растяжения. Отсюда становится понятно, отчего у «шоу-овчарок» мы сплошь и рядом видим «осетровую спину» - торчащий значительно выше уровня дорсальной мускулатуры ряд остистых отростков. Недоразвитие данной группы мышц, очень важной при беге галопом, а вместе с тем и утраченная способность спины и поясницы к нормальному прогибу, имеют следствием низкую абсолютную скорость бега. Впрочем, на это же сильно влияет и дефектная анатомия задних конечностей.

Поясничные позвонки хортой борзой. Видно, что краниальные (обведены синим) и каудальные (обведены зелёным) суставные поверхности суставных отростков расположены под углом к продольной и поперечной осям позвоночника.

Скольжение суставных поверхностей:



Морфофункциональная норма строения задней конечности собаки (как специализированного в беге хищника) предусматривает наличие механизма, при разгибании тазобедренного сустава обеспечивающего автоматическое разгибание коленного и скакательного суставов. Эффект автоматизма достигается, прежде всего, сокращением многосуставных мышц – двуглавой, полусухожильной и, в меньшей степени, стройной. Коленный сустав разгибается интенсивнее, чем тазобедренный, а скакательный – чем коленный. Увеличение интенсивности разгибания коленного сустава обеспечивается пассивным натяжением портняжной и четырёхглавой мышц, действующих на короткий рычаг – выступающий вперёд краниальный край большеберцовой кости. В ускорении разгибания скакательного сустава пассивное натяжение мускулатуры также имеет немаловажное значение. В последней фазе разгибания коленного сустава сухожилия сокращающейся икроножной мышцы перегибаются через медиальный и латеральный края большеберцовой кости, как бы подпираются ими в последней фазе разгибания конечности, и оттого к скорости разгибания скакательного сустава добавляется скорость разгибания коленного. Наличие механизма интенсивного и автоматического разгибания позволяет выгодно сместить центр мышечных масс конечности проксимально, т.е. ближе к тазу, что характерно для всех специализированных в быстром беге видов животных. Однако это верно лишь в отношении собак, анатомически соответствующих своей биологической видовой норме. Но «шоу-овчарки» из этой нормы категорически выпадают, в чём мы не раз уже убедились. И особенности строения задних конечностей у них так же нелепы, как и многое-многое другое.

Латерально расположенные мышцы коленного сустава у щенка среднеазиатской овчарки. Схематично обозначены: двуглавая мышца бедра - красным цветом, полусухожильная мышца - синим, четырёхглавая - зелёным, краниальная головка портняжной мышцы - салатным.

Норма автоматического разгибания скакательного сустава (американский бульдог)

Механизм автоматического разгибания скакательного сустава отсутствует (немецкая овчарка "высокого разведения")



Енотовидная собака. Механизм автоматического разгибания скакательного сустава отсутствует (видовая норма)
Наверное, многим приходилось замечать, что, при сравнении с другими собаками, «шоу-овчарки», в среднем, обладают слишком плоскими бёдрами, но зато и объёмной мускулатурой голеней. Возникает подозрение, что эти экстерьерные формы у них каким-то образом связаны с особенностями бега, а именно – с недостаточным разгибанием коленных суставов и с увеличением степени наклона голени в разгонный период опорной стадии движения. Подобное распределение мышечных масс по конечности и сходная картина изменения наклона голени свойственна не специализированному в быстром беге дикому родственнику домашней собаки – енотовидной собаке. Понятно, что неполное разгибание коленного сустава исключает возможность действия механизма подпирания икроножной мышцы выдвигающимися назад краями большеберцовой кости. Но отчего наряду с этим и бицепс бедра перестаёт исполнять свои функции многосуставной мышцы? Препарирование даёт однозначный ответ. У «шоу-овчарок» двуглавая мышца бедра всегда в той или иной степени редуцирована. Она мала по объёму и зачастую её пяточная или большеберцовая ветви, а часто и обе сразу, недоразвиты. Из-за этого разгибание скакательного сустава осуществляется почти исключительно действием икроножной мышцы, а бицепс (как и другие многосуставные мускулы) в этом процессе принимает очень ограниченное участие. Если у собак в норме амплитуда движения плюсны, независимого от разгибания коленного сустава, составляет около 5-8° (за счёт подвижности заплюсноплюсневых суставов), то у немецких овчарок «высокого разведения» она больше примерно на 20°, причём превышение полностью определяется избыточной свободой собственно в скакательном суставе, и этим также обнаруживается сходство «шоу-овчарок» с енотовидной собакой. То есть ради близкого к горизонтали направления посыла (механически выгодного на рыси) принесена в жертву высокая скорость бега галопом и увеличена энергозатратность при быстром движении. Разве выгоден такой размен для универсальной служебной породы? А разве любой рабочей собаке нужны не разгибающиеся полностью углы конечностей? Кстати говоря, у большинства «шоу-овчарок» скакательные суставы также остаются всё ещё сильно согнутыми к моменту прекращения опорной стадии при беге галопом и рысью. А это чревато не только малой скоростью галопа, но и повышенным риском разрыва передней крестовидной связки коленного сустава! Дело в том, что во всё время отталкивания суставная поверхность большеберцовой кости должна поддавливать снизу на мыщелки бедренной кости. Плотный контакт необходим для того, чтобы суставные поверхности прокатывались, а не проскальзывали друг по другу. Контакт обеспечивается изменением наклона плюсны, т.е. разгибанием скакательного сустава, за счёт чего голень несколько приподнимается вверх. Крайне важно поэтому, чтобы разгибание скакательного сустава заканчивалось не ранее, чем полностью разогнётся коленный сустав. В противном случае (а также при некоторых дефектах развития бедренной, большеберцовой или таранной костей) возможна ситуация, когда между суставными поверхностями в конечной фазе отталкивания внезапно образуется слишком широкая щель. Тогда эпифизы бедренной и большеберцовой костей проскальзывают друг по другу, и передняя крестовидная связка под воздействием чрезмерной нагрузки частично или полностью разрывается. Как оно ни парадоксально, а лучшим способом предохранения передней крестовидной связки от разрыва в этом случае является… неполное разгибание коленного сустава!

Двуглавая мышца бедра и каудальный абдуктор голени добермана. Буквами обозначены: А - коленная ветвь, В - большеберцовая ветвь, С- пяточная ветвь бицепса.

Немецкая овчарка "высокого разведения". Пяточная ветвь двуглавой мышцы бедра редуцирована.




Синим обведены примеры чрезмерного наклона пястей и плюсен в опорной стадии бега, жёлтым - неразогнутые скакательные суставы
Но и это ещё не все проблемы, возникающие из-за неправильного строения задних конечностей «шоу-овчарок». Ведь зависимость раскрытия угла коленного сустава от разгибания тазобедренного у них сохраняется, потому что к началу фазы формирования посыльного движения (т.е. примерно с момента проноса тазобедренного сустава над опирающейся лапой) угол коленного сустава должен быть больше 90°, иначе сколько-нибудь нормальный бег окажется невозможным. А приводит эта зависимость вот к чему. При выносе конечности вперёд коленный сустав не может быть согнут настолько сильно, чтобы плюсна приняла при начале опорной стадии нормальный наклон, поскольку голень вынужденно отклоняется ближе к вертикали, из-за чего многим «шоу-овчаркам» приходится практически (а некоторым и буквально!) класть плюсну на грунт всей её задней поверхностью. Если при беге по ровному газону стадиона это не причиняет значительных неудобств, то попытка размашистой рысью пробежать час-другой по каменистой поверхности или хотя бы по сосновому лесу, где на земле валяется много сухих веток и шишек, приводит к тому, что собака теряет работоспособность из-за травмирования кожи и сухожилий сгибателей пальцев. Аналогичную картину можно наблюдать и на передних конечностях с пястями. Если у собаки избыточно наклонено плечо, то ей не так-то просто пронести центр тяжести над опирающейся лапой, не поднимая корпус слишком сильно вверх и в то же время не сгибая плечевой и локтевой суставы до угла меньше 90° (иначе ей трудно будет отталкиваться от грунта, разгибая острые углы). Единственным способом не допустить слишком больших колебаний корпуса вверх и вниз оказывается превышение обычной нормы диапазона сгибательно-разгибательных движений в запястном суставе. Но поскольку эластические свойства мышц, сгибающих запястный сустав, и его связок имеют определённые пределы, то для увеличения указанного диапазона требуется и соответствующее увеличение степени наклона пясти. Именно этой зависимости все собаки обязаны тем, что величина наклона пясти у них имеет очевидную связь с величиной наклона плечевой кости. Разумеется, одинаковая амплитуда амортизационного движения при различном изначальном наклоне пясти будет иметь следствием неодинаковый зазор между запястным суставом и грунтом при беге. Если вместо предусмотренного стандартом наклона пясти 20° от вертикали «шоу-овчарки» обычно имеют 30°, а нередко и больше, то понятно, отчего они, в лучшем случае, приспособлены к бегу по газону и асфальту, но отнюдь не по лесу или горному склону. Опять же, спрыгивание с высоты, безопасной для собак аналогичного размера, у «шоу-овчарок» сопряжено с высоким риском повреждения мышц и связок. И снова мы убеждаемся в том, что порождения воспалённой фантазии, считающиеся сегодня канонами красоты немецкой овчарки, не совместимы ни с рабочими качествами, ни с нормой функционирования здорового организма.
Экстерьер у немецкой овчарки должен быть таким, какой полагается конституционально здоровой, быстрой, прыгучей, ловкой, выносливой, сильной, энергичной служебной собаке среднего размера. Всё лишнее ей только во вред. Казалось бы, люди, которые используют собак в практической работе и спорте, должны это понимать лучше, чем кто-либо ещё. Но вот ведь какова сила завоевавшей умы моды! Прекрасно зная из личного опыта о никчёмности обладателей «суперэкстерьера», заводчики и владельцы овчарок «рабочего разведения», тем не менее, гордятся формами сложения, приближающими их собак к «шоу-идеалу», и даже для фотографирования по возможности ставят в вычурные позы, выгибая спины колесом и наклоняя колени к земле. Почему эти люди не понимают экстерьерных преимуществ анатомически нормальных своих собак перед обречёнными на немощь и страдание уродцами? Объяснение этому факту простое и печальное. То, что называется «рабочим разведением», на самом деле таковым почти уже не является. Оно в 99% случаев ориентировано на спорт, а не на реальную работу. А, к сожалению, для спорта высших достижений от немецких овчарок не требуются выдающиеся физические данные. Для выполнения упражнений норматива ИПО вполне достаточно и посредственных качеств. Кое-как бегает, кое-как прыгает, может удержаться пастью на защитном рукаве – лучшего ведь не надо. Однако с этим комплексом справляются и «шоу-овчарки», если только уровень поведения позволяет. Нужна точность исполнения весьма условных упражнений и бурный темперамент, больше ничего. А если бы самый популярный норматив испытаний не упрощался от редакции к редакции, а наоборот – усложнялся, что тогда?
В первой половине ХХ века считалось, например, нормальным требовать от служебной или от универсальной охотничьей (легавой) собаки, чтобы она приносила в зубах предмет весом 16 кг. Ещё в 50-60-е годы нормативные требования SchH III включали в себя, в частности, апортировку предмета весом 2 кг прыжком через двухметровый вертикальный барьер и прыжок туда и обратно через «ров» шириной три метра. Собаке с дефектной анатомией такое не под силу. Собака с хорошей анатомией способна и на большее. Кто виноват в том, что нормативы, изначально предназначавшиеся в качестве селекционных испытаний, стали сейчас физически невыполнимыми только для полных инвалидов? И в том, что на пути к использованию в племенное разведение перед собаками, не способными бегать и прыгать без ущерба для своего здоровья, теперь нет того фильтра, которым они отсеивались раньше? Да ведь те и виновны, кто зоотехнический норматив утрировал до уровня спорта, подменив приемлемый эрзац работы сплошными условностями и имитациями. А ещё больше – те, кто по должности своей обязан был вовремя заметить негативные тенденции, предвидеть вероятные последствия и принять меры для своевременной замены или модификации норматива. Конечно, слова «спортсмен» и «думать» редко когда совмещаются в пределах одного предложения, но ведь из всякого правила бывают исключения! Ведь не просто так, не вдруг малинуа стремительно потеснили немецких овчарок на всех спортивных поприщах, включая те, что на протяжении многих десятилетий считались «забронированными» для немецких овчарок. Этот результат абсолютно закономерен. Имевшие глаза не могли не видеть, что уровень селекционных критериев по рабочим качествам у малинуа намного более высок, а требования к экстерьеру всего лишь проистекают из требований к работоспособности! Простота и прилежание, которые М.ф.Штефаниц считал основными качествами немецкой овчарки, в большей или меньшей степени сохранились как раз у «бельгийцев», а у «немцев» сменились, с одной стороны, стремлением к вычурности форм, а с другой – гипертрофированным до маниакальности так называемым «добычным поведением». Увы, фанатизм спортсменов не многим лучше фанатизма любителей выставок и так же точно губителен для рабочей породы. Нетрудно предвидеть, что при сохраняющейся тенденции изменений вскоре и поголовье «рабочего разведения» постигнет участь «шоу-овчарок».
Что же касается уже состоявшейся катастрофы линий «высокого разведения», пора подвести итоги. Разведение этих собак надлежит прекратить полностью (разве что оставить ограниченное количество для лабораторного изучения патологий с целью определения границ допустимых морфологических отклонений). Честные заводчики и руководители клубов собаководства не должны ждать волевого решения этого вопроса государственными органами, а оно неизбежно. Не понимать (или делать вид, что не понимают) современного состояния дел могут только либо глупые фанатики, либо циничные мошенники. Но им хорошо бы помнить, что разведение обречённых на страдания собак можно и следует классифицировать как акт жестокого обращения с животными, подлежащий не только моральной, но и уголовной ответственности.
Не можете сказать что-то мне в лицо? Тогда не гавкайте за спиной!
" "А остальных куда же?" - спросил я. Ата Ага, 67 -летний чабан, хитро улыбнувшись ответил: "В аул или бойчатникам»" (с)
Аватара пользователя
Карагез
 
Сообщения: 278
Зарегистрирован: Вс сен 24, 2017 10:48 am
Откуда: Новокуйбышевск


Вернуться в ИЗБА-ЧИТАЛЬНЯ

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0

cron